Меню

Амплитуда движений в шейном отделе позвоночника норма

Движения позвоночника | Диагностика и лечение позвоночника

Оценивая движения, которые способны производить два соседних позвонка, можно прийти к заключению, что они незначительны. Однако если смотреть на работу сочлененных между собой 24 подвижных позвонков, можно увидеть общую картину движения, складывающуюся из многочисленных движений связанных друг с другом позвонков. Эти 24 позвонка с соответствующими межпозвоночными дисками делают возможным движение позвоночника в целом либо в одном из его отделов, как, например, при сгибании только лишь в шейном отделе при кивке головой.

Изучая динамические возможности позвоночника, необходимо учитывать, что при комбинации движений позвоночника и таза конечным результатом будет большой уровень смещения туловища на сумму движений обеих структур (смотри с. 71).

Исследования, проведенные физиологами Панжаби, Уайтом или Капанджи, дают разные результаты относительно количества движений, которые может производить позвоночник. Возможно, такое различие в полученных данных основано на характеристиках изучаемых субъектов, поскольку гибкость позвоночника зависит от таких факторов, как конституция, возраст и эластичность мышц и связок.

Далее приводится приблизительное количество средних амплитуд, которые обычно встречаются у здоровых людей.

Движения всего позвоночника

Анатомическое положение

Стандартное, исходное положение, отталкиваясь от которого изучаются движения, которые способен производить человек, а также различные отделы тела.

Движение в шейном отделе

В анатомическом положении шея слегка вытянута и имеет изгиб – шейный лордоз.

Необходимо учитывать, что уровень шейного лордоза в норме варьируется от 2 до 25°, хотя на этот счет у ученых имеют различные мнения. Измерение изгиба производится по системе Кобба, в которой за исходное принимается положение первого шейного позвонка и нижней поверхности тела позвонка С7.

При измерении градуса движения в области атланта за основу берут жевательную плоскость (можно представить как надкусывание картонной пластинки) относительно горизонтальной поверхности. При этом учитывается положение головы при полном завершении сгибания. Такое движение головы становится возможным благодаря подвижному атланто-затылочному соединению.

Приблизительно 15° сгибания шеи из 50° осуществляются благодаря подвижному атлантозатылочному соединению; это же относится и к разгибанию.

При сгибании позвоночник сначала находится в анатомическом положении, потом начальный лордоз выпрямляется, а затем позвоночник возвращается в исходное положение. При разгибании просто увеличивается лордоз.

При совершении ретропульсивного движения также происходит выпрямление шейного изгиба, но возвращения в исходное положение не происходит. Ретропульсивное движение головы, или выпрямление шейного лордоза, может рассматриваться как частичное сгибание.

При антепульсивном движении нижние шейные позвонки сгибаются для смещения головы вперед, однако верхние позвонки разгибаются (особенно это касается атланто-затылочного соединения) для поддержания поля зрения в горизонтальной проекции. За счет атланто-затылочного соединения происходит наклон в сторону на 8°. Остальные шейные позвонки обеспечивают наклон на 37°.

Из 90° движения шеи атлантозатылочное соединение обеспечивает 12°, и еще 12° – соединения атланта с эпистрофеем. Оставшиеся 66° производятся с помощью подвижных соединений с С3 по С7.

Движения в грудном отделе

Принимая в качестве основы верхнюю поверхность тела позвонка D1 и нижнюю поверхность позвонка D12, можно прочертить две линии для измерения угла данного отдела позвоночника. При свободном положении стоя грудные позвонки размещены под углом, варьирующимся от 20 до 50°.

Движения в грудном отделе, по сравнению с шейным отделом, ограничены, что вызвано, с одной стороны, сближением ребер (при сгибании и наклоне) и, с другой стороны, сжатием дугоотростчатых суставов (разгибание – смотри с. 45), а также давлением межреберных мышц и связок.

Движения в поясничном отделе

По Коббу, угол движения в поясничном отделе варьируется между 20 и 70°. Выделяется недостаточная подвижность поясничных позвонков при наклоне и повороте, вызванная контактом дугоотростчатых суставов, обусловленным их положением (смотри с. 42).

Хотя в этом разделе показаны движения каждого отдельного отдела позвоночника, грудные и поясничные позвонки (грудопоясничный отдел) в норме действуют совместно при выполнении повседневных движений, о чем говорится в разделах «Биодинамика на постуральное перевоспитание» и «Упражнения мышц».

источник

Боковой наклон, сгибание и разгибание в атлантозатылочном суставе

Вертикально-фронтальное сечение через затылочную кость, атлант, аксис и третий шейный позвонок (рис. 23) показывает, что при боковом наклоне движение в атланто-аксиальном суставе отсутствует. Наклон происходит только между аксисом и третим шейным позвонком и между затылком и атлантом. Между затылком и атлантом амплитуда движения мала и заключается только в скольжении мыщелков затылочной кости вправо во время наклона влево и, наоборот, при наклоне вправо. На рисунке, показывающем наклон влево, левый мыщелок затылочной кости сближается с зубовидным отростком, но без соприкосновения, поскольку движение ограничено натяжением капсулярных связок атлантоокципитального сустава, и в особенности правой крыловидной связки. Общий объем бокового наклона между затылочной костью и третьим шейным позвонком составляет 8°, из них 5° — между аксисом и третьим шейным позвонком и 3° между атлантом и затылочной костью.

Во время сгибания и разгибания затылочной кости относительно атланта мыщелки затылочной кости скользят по боковым массам атланта.

При сгибании (рис. 24) мыщелки скользят назад по боковым массам атланта, и в то же время затылочная кость удаляется от задней дуги атланта (красные стрелки). Так как последнее движение всегда связано со сгибанием в атлантоаксиальном суставе, задние дуги атланта и аксиса удаляются друг от друга, тогда как передняя арка атланта скользит вниз по передней поверхности зубовидного отростка (красная стрелка). Сгибание ограничивается натяжением суставной капсулы и задних связок (атлантоаксиальная мембрана и задняя шейная связка).

При разгибании (рис. 25) мыщелки затылочной кости скользят вперед по боковым массам атланта. В то же время затылочная кость приближается к задней дуге атланта (синяя стрелка), и, так как атлантоаксиальный сустав также разгибается, задние дуги атланта и аксиса сближаются (синяя стрелка). Разгибание ограничивается формой этих трех костных структур. Во время насильственного разгибания задняя дуга атланта может быть зажата как в щипцах между затылочной костью и задней дугой осевого позвонка и переломлена.

Общий объем разгибания и сгибания в атлантоаксиальном суставе составляет 15°.

1. Боковой наклон, сгибание и разгибание в атлантозатылочном суставе
2. Объем движения в шейном отделе позвоночника

Объем движения в шейном отделе позвоночника

При изучении рентгенограмм в боковой проекции в положении крайнего сгибания и разгибания (рис. 65) было установлено, что:

• тотальный объем сгибания и разгибания в нижней части шейного отдела равен: RCI= 100-110°;

• тотальный объем сгибания и разгибания для всего шейного отдела по отношению к плоскости прикуса: RT=130°;

• путем вычитания можно вычислить объем сгибания и разгибания в подзатылочной части: S0=20-30°.

Также снимки в прямой проекции с головой в положении крайней степени бокового наклона (рис. 66) показали, что объем бокового наклона составляет около 45°. При проведении с одной стороны линии через поперечные отростки атланта, с другой — линии, соединяющей сосцевидные отростки, можно сделать вывод, что объем бокового наклона в подзатылочной части — 8°, т.е. это происходит только в атлантозатылочном суставе.

Объем поворота исследовать труднее, особенно это касается сегментарных компонентов (рис. 67). Общий объем поворота головы варьирует в пределах 80-90° в каждую сторону. Он оценивается в 12° в атлантозатылочном ив 12° в атлантоаксиальном суставе.

источник

ОБЪЕМ ДВИЖЕНИЯ В ШЕЙНОМ ОТДЕЛЕ ПОЗВОНОЧНИКА 2565

Шейный отдел позвоночника является самым подвижным отделом всего позвоночного столба. Исследование объема движения позволяет установить патобиомеханические проявления в виде ограничения подвижности в каком-то направлении. Различают следующие виды движений шеи:

4. боковой наклон (латерофлексия).

Тотальный объем сгибания и разгибания шейного отдела оценивается по углу между плоскостями прикуса. Эта плоскость прикуса в нейтральной позиции является горизонтальной. Тотальный объем сгибания и разгибания шейного отдела составляет 130° по отношению к плоскости прикуса (Ка-pandji I.A.,1987), что представлено на рисунке 40.

Рис. 40. ТОТАЛЬНЫЙ ОБЪЕМ СГИБАНИЯ И РАЗГИБАНИЯ ШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА

Отдельные движения сгибания и разгибания шейного отдела оценивают­ся по углу между горизонталью и плоскостью прикуса. Причем, плоскость прикуса берется как плоскость отсчета. Угол сгибания — это угол между горизонталью и плоскостью прикуса. Он составляет в норме 400 (Kapandji I.A., 1987). Угол разгибания — это угол между плоскостью прикуса и горизон­талью. Он составляет в норме 750 (Kapandji LA. , 1987).

Угол сгибания и разгибания шейного отдела представлены на ри­сунке 41.

Рис. 41. УГОЛ СГИБАНИЯ И РАЗГИБАНИЯ ШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА

В отношении нормативных параметров сгибания и разгибания на уровне шейного отдела позвоночника имеются разноречивые представления у раз­личных авторов (Galli R.L., Spaite D.W., Simon R.R.,1995; Шмидт И.Р.,2001; Соков Л.П. и др.,2002) . Многие исследователи описывают нормальный об­щий объем сгибания шейного отдела — прикосновение подбородка к грудине), отмечая 70° и 90°. Разгибание (экстензия) оценивается и в 40°, и в 70°. Одна­ко почти все авторы указывают на прямую зависимость этих параметров от возраста, уточняя, что после 65 лет подвижность значительно уменьшается.

Ротация головы и шеи оценивается в положении пациента сидя с фикси­рованными плечами. Плоскость отсчета будет соответствовать линии плеч. Угол ротации — это угол между сагиттальной плоскостью головы, поверну­той в сторону, и сагиттальной плоскостью всего тела. Он составляет пример­но 45°-50°.

Необходимо учитывать, что чистой ротации и чистого бокового наклона в шейном отделе не происходит из-за ориентации суставных отростков. По­этому ротации включает в себя и боковой наклон.

Угол ротации шейного отдела позвоночника представлен на рисунке 42.

Рис. 42. УГОЛ РОТАЦИИ ШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА

Объем ротации на различных уровнях шейного отдела позвоночника пря­мо зависит от положения, в котором проводится это движение (Шмидт И.Р., 2001). Увеличение сгибания шеи уменьшает объем ротации, так как это исклю­чает содружественное участие в движении грудного отдела позвоночника.

Исследование ротации должно проводится из пяти положений головы, что позволяет ориентировочно судить о подвижности в ротацию на разных уровнях шейного отдела позвоночника. При диагностической оценке рота­ции на уровне шейного отдела позвоночника необходимо знать и помнить о биомеханических двигательных аспектах, которые определяют уровень ро­тации и и ее сочетанность.

При сохраненном шейном лордозе ротация шеи сочетается с содружест­венной ротацией грудного отдела позвоночника до четвертого грудного по­звонка.

При выпрямленном шейном лордозе, что достигается легким наклоном головы, в ротации принимают участие только шейные сегменты.

При полном сгибании шеи, когда подбородок приближен к грудине, рота­ция происходит на уровне позвоночного двигательного сегмента СI –СII.

При приближении подбородка к шее в ротационное движение включа­ется позвоночный двигательный сегмент СII –СIII.

При максимальном разгибании шеи ротация происходит на уровне позвоночного двигательного сегмента CVI -CVII.

Амплитуды ротации на различных уровнях шейного отдела позвоночни­ка имеют разные величины.

Параметры ротации на различных уровнях шейного отдела позвоночни­ка представлены в таблице 3.

источник

Обследование позвоночника. Движения позвоночника в грудном отделе

Движения позвоночника в грудном отделе в сравнении с шейным у здорового человека возможны лишь в небольшом объеме и преимущественно вперед (сгибание — 40°, разгибание — 0°, наклоны — 20°, ротация — 30°). Объективным критерием достаточности или ограничения подвижности сгибания, является прием (симптом) Отта (рис. 141). От VII шейного позвонка отмеряется 30 см вниз и делается отметка, затем исследуемому предлагается максимально согнуть спину вперед. У здорового человека это расстояние увеличивается до 34-38 см. При поражении позвоночника оно либо ограничено, либо не меняется.

Ротационные движения в грудном отделе позвоночника надо исследовать в положении больного сидя, чтобы исключить движения в тазобедренных суставах, возникающих при поворотах в вертикальном положении (рис. 142).

В поясничном отделе позвоночника объем движений небольшой и преимущественно вперед. Для оценки подвижности поясничного отдела можно использовать ориентировочный тест с наклоном туловища вперед, учитывая при этом, что наклон осуществляется не только за счет сгибания позвоночника, но и за счет движения в тазобедренном суставе. У здорового человека при наклоне позвоночник образует дугу (рис. 143, 144).

Ограничение движения позвоночника вперед можно выявить с помощью приема (симптома) Шобера (см. рис. 141). От V поясничного позвонка отмеряется 10 см вверх и делается пометка. При максимальном наклоне вперед у здорового человека это расстояние увеличивается на 4-6 см. При заболеваниях позвоночника оно может не меняться.

Разгибание в поясничном отделе незначительное и оценивается врачом на глаз. Во время исследования врач придерживает исследуемого, так как возможно нарушение равновесия и падение (рис. 145).

Наклоны в стороны определяются в вертикальном положении исследуемого. Руки при наклоне должны скользить по швам, но при этом наклон туловища вперед недопустим. Величина наклона у здоровых до 20°. Ограничение его в большей степени характерно для болезни Бехтерева, остеохондроза и спондилеза, травмы.

Ригидность грудного и поясничного отделов нозвоночника клинически может проявляться симптомом доскообразной спины. Выявляется он следующим образом. Исследуемому предлагается наклониться вперед и пальцами достать пол, не сгибая ног в коленях; здоровому это сделать легко.

При воспалительных или дегенеративных процессах в этих отделах позвоночника, спазмах мыпщ спины сгибание туловища происходит за счет тазобедренного сустава, спина при этом выглядит плоской, доскообразной (рис. 146).

Изменение формы, ограничение подвижности позвоночника, напряжение мышц спины и локальная болезненность при пальпации могут быть обнаружены как при воспалительных, так и при дегенеративных заболеваниях. Наличие таких отклонений у лиц молодого возраста в сочетании с характерным болевым синдромом позволяет заподозрить анкилозирующий спондилоартрит. Наиболее характерный объективный признак этого заболевания — ограничение подвижности позвоночника. Реже можно встретить одно из двух типичных для него вариантов деформации позвоночника — выпрямление физиологических изгибов или значительное увеличение грудного кифоза.

Последняя разновидность деформации, возникшая в молодом возрасте, может быть также следствием остеохондропатии апофизов позвонков (болезнь Шейерманна—May). Изменения, развивающиеся в пожилом возрасте, чаще бывают связаны с остеохондрозом позвоночника.

И.А. Реуцкий, В.Ф. Маринин, А.В. Глотов

источник

Изучение амплитуды движения шейных позвонков у больных с неврологическими проявлениями остеохондроза шейного отдела позвоночника

Жарнова В.В., Михайлов А.Н., Абельская И.С.

УО «Гродненский государственный университет им Я.Купалы», УО «Гродненский государственный медицинский университет», ГУО «Белорусская медицинская академия последипломного образования», ГУ «Республиканская больница» Управление делами Президента Республики Беларусь

Неврологические проявления шейного остеохондроза весьма многообразные. Но чаще всего мы имеем дело с цервикалгиями (боли в шее) и цервикобрахиалгиями (боли в шее и руке).

Как правило они возникают после физической нагрузки или неловкого движения шеи. Наблюдается усиление болей при движениях в шее или, наоборот, при длительном однообразном положении (в кино, после сна на плотной высокой высокой подушке и др.). При обследовании таких пациентов выявляютмышечно-тонический синдром: напряжение шейных мышц, ограничение движения в шейном отделе. Радикулопатии нижних шейных корешков встречаются значительно реже, чем рефлекторные синдромы, и проявляются, помимо мышечного-тонического синдрома, чуствительными, рефлекторными и (или) двигательными нарушениями в зоне иннервации пораженного корешка.

На сегодняшний день не достаточно отработаны рентгенологические критерии, отражающие нарушение двигательной функции позвоночно-двигательного сегмента. Имеющиеся в литературе соотношения нельзя считать исчерпывающими.

Биомеханические нарушения при остеохондрозах проявляются большим или меньшим ограничением подвижности позвоночника. Ограничение подвижности связано с защитной реакцией на боли при поражении одного или нескольких сегментов и представляет собой фиксацию в условиях естественной компенсации за счет мышечного «корсета». Естественно, выключение одного или нескольких стабилизированных сегментов из общего объема движений позвоночника приводит к компенсаторной гипермобильности в соседних сегментах, что является адаптацией позвоночника к новым условиям статики и динамики [4].

Для изучения функции позвоночника был предложен ряд методик геометрической оценки рабочего объема подвижности сегментов. В настоящее время мы имеем довольно полное представление о функциональных возможностях каждого двигательного сегмента и всего шейного отдела, однако количественное определение этих параметров затруднительно. Так, например, такой простой показатель как амплитуда движений шейного отдела позвоночника в сагиттальной плоскости оказался весьма разноречивым, у одних авторов он составляет 67.7 0 , у других 100 0 и т.д. [3].

О суммарном объеме движений в шейном отделе позвоночника судят по максимальному углу сгибания головы, ее разгибания, боковых наклонов [1]. Однако исследование активных движений в позвоночнике (его динамики) до сих пор в практическом здравоохранении определяется визуально по изменению кривизны его дуг [2]. Проблема объективизации исследований, в частности рентгеновских изображений, является на сегодняшний день насущной потребностью всей классической рентгенологии.

Целью настоящего исследования явилось:

а) изучение амплитуды движения шейного отдела позвоночника;

б) объективизация полученных данных. Исследования проводились с помощью автоматизированного места врача рентгенолога у больных с неврологическими проявлениями остеохондроза с последующей обработкой спондилограмм с использованием компьютерной программы.

Угол движения определяется между линией проведенной по задней поверхности тела позвонка и вертикальной линией до пересечения в нижнезаднем углу тела позвонка (Рис. 1). Сама вертикальная линия является нулевым углом при наклонах кпереди и кзади.

Было исследовано 32 человека с неврологическими проявлениями остеохондроза шейного отдела позвоночника от 15 до 65 лет. Рассчитана амплитуда движения видимого нижнего шейного позвонка и амплитуда движения С3. Полученные данные приведены в табл. № 1 и табл. № 2.

У одного пациента при разгибании угол отклонения от вертикали был равен нулю, что составило 3% от обследованных. Суммарная амплитуда движения для него же составила 46 градусов.

У 11 человек (что составляет 34% от обследованных) угловая амплитуда движения не достигла нулевого значения при наклоне головы кпереди и кзади, суммарная амплитуда колебалась от 14 до 62 градусов.

источник

Общеклинические и специальные нейроортопедические методики

Исследование начинают с осмотра мышц вначале в положении, не требующем их значительного напряжения. Оцениваются контуры мышц, наличие гипо- и гипертрофии, рубцов и контрактур и пр. Затем оцениваются мышцы, по тем же параметрам, но уже в условиях движения в соответствующем суставе.

С помощью пальпации определяют мышечный тонус. Большинство авторов выделяют три степени повреждения мышечного тонуса: I ст. – мышца мягкая, палец легко погружается в ее толщу; II ст. – мышца умеренной плотности, для погружения в нее пальца требуется умеренное усилие; III ст. – мышца «каменистая», ее невозможно деформировать.

Отмечают также наличие контрактур. Особое внимание обращают на многораздельную мышцу спины (тяж шириной 1,5-2 см, а ниже L3 – 5 см), расположенную по бокам от линии остистых отростков. Латеральнее ее располагаются выпрямитель спины, а еще латеральнее – квадратная мышца поясницы. В норме мышечное напряжение в них сохраняется в пределах наклона вперед на 10-15°, затем паравертебральные мышцы должны выключаться. При разгибании момент расслабления мышцы определяют не столь четко. Напряжение мышц шеи лучше исследовать в положении больного лежа на спине.

Нередко выявляется изменение мышечной трофики. Выделяют три ее степени: I – незначительное, едва заметное глазом уменьшение объема мышцы; II – легкая атрофия, больше в проксимальных или дистальных отделах; III – тотальная атрофия мышц.

Количественно мышечный тонус оценивают в миотонах при помощи миотономера системы Арсланова. Для сравнения показателей исследования определяют коэффициент мышечного тонуса (КМТ) – это отношение показателя мышечного тонуса в норме к показателю тонуса исследуемой мышцы (в норме равен 1,0 – относительная единица).

Выделяют мышечно-тоническое и дистрофическое поражение мышц. В первом случае характерна диссоциация между жалобами на болевые ощущения в мышце и отсутствием ее болезненности при пальпации. Дистрофические поражения мышцы, мест прикрепления ее сухожилий и других фиброзных тканей к костным тканям (нейроостеофиброз) проявляются алгической и триггерной стадиями процесса. При алгической стадии нейроостеофиброза в мышце появляются узелки уплотнений (Корнелиуса, Мюллера, Шаде), исчезающие после разминания, а при триггерной стадии они не исчезают, пальпация их болезненна и сопровождается отдачей в другие зоны. Мышечная сила в обеих стадиях снижена. Итак, для триггерных зон характерно возникновение при их стимуляции отраженной миосклеротомной боли, возникновение стойкого анальгезирующего эффекта при введении местного анестетика в тиггерные зоны (новокаин, тримекаин, лидокаин), от точечного или термического воздействия, в отличие от воздействия на любые другие зоны.

Антальгическая миофиксация позвоночника возникает в результате того, что любое движение в кинематической цепи позвоночника передается на пораженный двигательный сегмент, происходит изменение внутридискового давления и раздражение рецепторов синувертебрального нерва. Различают распространенную, ограниченную или локальную миофиксацию. Распространенная форма миофиксации характерна для рефлекторного напряжения глубоких и поверхностных мышц ряда позвоночных сегментов. Локальная форма миофиксации обусловлена иммобилизаций позвоночно-двигательного сегмента за счет рефлекторно-тонического сокращения глубоких односуставных мышц.

Симптомы, позволяющие оценивать степень выраженности и форму миофиксации: 1) уплощение поясничного лордоза и развитие кифоза; 2) ограничение сгибания, разгибания, наклонов в сторону; 3) контрактура всех или многих паравертебральных мышц; 4) симптом ипсилатерального напряжения многораздельной мышцы; 5) симптом посадки на одну ягодицу; 6) симптом «треноги» или «распорки»; 7) симптом «подкладной подушки»; 8) симптомы Ласега, Бехтерева, Минора, Дежерина.

Силу мышц определяют противодействием ее сокращению в изометрическом положении мышцы. Количественную оценку проводят по шестибальной системе: 0 баллов – паралич, отсутствие пальпаторно определяемых мышечных сокращений при активном усилии больного; 1 балл – парез, наличие пальпаторно определяемых и видимых сокращений, не переходящих в заданное движение; 2 балла – резкое ослабление мышечной силы, мышечное сокращение, переходящее в заданное движение, амплитуда которого резко ограничена и выполнение которого возможно только в определенном исходном положении (по направлению силы тяжести) или в облегченных условиях, направленных на снижение или выключение массы конечности (движение в воде, на скользящей поверхности, при подвешивании и т. д.); 3 балла – значительное ослабление мышц, выполнение активного движения возможно при различных исходных положениях, но без дополнительного отягощения (сопротивления заданному движению); 4 балла – незначительное ослабление мышечной силы, выполнение движений возможно при различных исходных положениях и при дополнительном отягощении; 5 баллов – нормальная мышечная сила, что выявляется при сопоставлении с силой мышцы непораженной стороны. Для оценки мышечной силы используют также динамометры разнообразных конструкций. При определении парезов различных групп мышц нужно помнить, что при патологии корешка С5 возникает слабость дельтовидной мышцы, корешка С6 – двуглавой мышцы, С7 – трехглавой мышцы. Слабость длинного разгибателя большого пальца стопы чаще наблюдают при сдавлении корешка L5, а слабость икроножной мышцы – корешка S1. При парезе разгибателей стопы затруднена ходьба на пятках, при парезе икроножных мышц или сгибателей стопы – на носках и по ступенькам.

При исследовании наблюдают также за симметричностью движений правой и левой половины спины – «феномен убегания одной половины спины».
Боковые наклоны (латерофлексии) должны осуществляться свободно, с образованием плавной физиологической дуги позвоночника. При блоке эта плавность во время флексии, экстензии и латерофлексии нарушается.

Ротация туловища осуществляется как по часовой, так и против часовой стрелки, при фиксированном тазе. Иногда при ротации, если движения сохранены в полном объеме, улавливается легкое сопротивление на больной стороне, нередко сопровождающееся хрустом.

При обширном объеме движений позвоночника между отдельными сегментами подвижность составляет не более 4°. Наибольший объем возможен в нижне-шейном и пояснично-крестцовом отделах. В сгибании практически участвуют только грудной отдел, а шейный и поясничный выпрямляются, в разгибании – наоборот. В грудном отделе осуществляется преимущественно боковые (больше в нижне-грудном) и вращательные (больше в верхне-грудном) движения, а в поясничном в основном в передне-заднем направлении.

Основной вид движения в атланто-затылочном суставе – сгибание и разгибание вокруг фронтальной оси, проходящей через основание мыщелков затылочной кости. Для атланто-аксиального сустава характерно вращательное движение вокруг вертикальной оси в пределах более 20° и 30-40° при латерофлексии, сгибание и разгибание с амплетудой 7,5-14°. При легком наклоне вперед во вращательном движении участвуют преимущественно двигательные сегменты С37, при максимальном наклоне вперед – С12, а назад – преимущественно двигательный сегмент С57.

Общий объем движений в шейном отделе позвоночника равен при сгибании 70°, разгибании — 60°, боковых наклонах — 30°, вращении — 75° (по Я. Ю. Попелянскому сгибание и разгибание составляет 130-160°, наклон на плечо — 45°, поворот в сторону — 90°).

Объем движений грудного отдела позвоночника: при сгибании равен 50°, при разгибании — 55°, боковых наклонах — 100°, вращении — 40°.

Объем движений поясничного отдела составляет при сгибании — 40°, разгибании — 30°, боковых наклонах — 35°, вращении — 5°.

В шейном отделе позвоночника сгибание в норме должно происходить до соприкосновения подбородка с грудиной, при разгибании чешуя затылочной кости может занять горизонтальное положение, боковое сгибание – до соприкосновения уха с неприподнятым надплечьем, при вращении подбородок может совершать экскурсии от одного акромиального отростка до другого. При сгибании позвоночника тренированный человек может коснуться пола кончиками пальцев, не сгибая коленных суставов; при разгибании позвоночника достать пальцами подколенные ямки; при боковом сгибании кончиками пальцев, скользя по наружной поверхности бедер, могут коснуться соответствующего коленного сустава.

Методы определения подвижности позвоночника: 1. Измеряют расстояние от пальцев опущенных рук до пола при наклоне вперед (Л. С. Минор). 2. Измеряют расстояние от пола до пальцев, скользящих вдоль туловища рук (С. М. Петелин). 3. Подушечку большого пальца устанавливают на гребень крестца, а подушечку указательного прижимают к остистому отростку L4 или L5. Больной активно наклоняется в сторону и при этом определяют объем наклонов (Я. Ю. Попелянский). 4. Измеряют расстояние от остистого отростка С7 позвонка до крестца в положении стоя. При максимальном сгибании вперед в норме расстояние увеличивается на 5-7 см и наклоне назад в норме расстояние уменьшается на 5-6 см. 5. Проба Отта. При максимальном сгибании расстояние между остистыми отростками ТI и ТXII позвонков в норме увеличивается на 4-5 см. 6. Прием Шобера. Ставят отметки на коже на уровне остистого отростка L5 и на 10 см выше, затем измеряют расстояние между этими отметками при максимальном сгибании вперед (в норме увеличение на 4-5 см). Больной при этом исследовании не должен сгибать ноги в суставах. 7. Курвиметрия по Ф. Ф. Огиенко. Выделяют 4 степени нарушения объема движений: 1 – уменьшение объема на 1/4 от нормы; 2 — уменьшение объема на 1/3; 3 — уменьшение объема на 1/2 от нормы; 4 – полная неподвижность.

Количественную оценку подвижности позвоночника в передне-заднем направлении производят при помощи курвиметра; ротационных движений в градусах – при помощи ротатометра и подвижности в шейном и поясничном отделах во фронтальной плоскости – с помощью транспортира со стрелкой и угломера. Часто у больных определяют невозможность разгибания позвоночника, что связано с увеличением поясничного лордоза. Боковые же движения ограничены особенно в сторону, противоположную сколиозу, а болезненность при этом чаще выражена при наклоне в сторону. Нарушение ротационных движений бывает редко. Подвижность позвоночника из-за боли нарушается обычно в различных плоскостях, но чаще страдают сгибание и разгибание.

Исследования чувствительности проводятся по классическим неврологическим методикам.

Снижение кожной болевой чувствительности может сопровождаться чертами гиперпатии. При этом важно установить время адаптации к уколу и асимметрию. Наблюдают нарушение чувствительности в зоне дерматомов или в виде пятен. Наиболее четко гипальгезию определяют в дистальных частях дерматома, т. к. длинные чувствительные волокна более подвержены компрессии, чем короткие. Если гипальгезия выявлена в области I-II-III пальцев кисти и не простирается проксимальнее запястья, то ее нельзя связать с корешковой патологией; необходимо исключить компрессию срединного нерва в запястном канале.

Исследуют симптомы натяжения корешков и «положения», в основе большинства которых лежит рефлекторная миофиксация пораженного двигательного сегмента позвоночника вследствие раздражения рецепторов его деформированных тканей.

Симптом де-Клейна. При форсированных поворотах и запрокидывании головы могут возникать ощущения головокружения, тошноты, шума в голове. Это указывает на заинтересованность позвоночной артерии.

Симптом Фенца – феномен «наклонного» вращения. Если при наклоненной вперед голове вращение ее в обе стороны вызывает боль, то это указывает на наличие трущихся спондилотических разрастаний смежных позвонков.

Симптом Нери. При активных и пассивных наклонах головы вперед боль возникает в зоне пораженного корешка.

Симптом Спурлинга – феномен «межпозвонкового отверстия». При нагрузке на голову, наклоненную на плечо или наклоненную и повернутую в больную сторону, возникают парестезии или боли, отдающие в зону иннервации корешка, подвергающегося компрессии в межпозвонковом отверстии.

Симптом Лермитта. При резком наклоне головы вперед появляется боль в виде прохождения электрического тока через все тело вдоль позвоночника.

Проба Берчи. Больной сидит на стуле, врач стоит позади больного, охватывает ладонями нижнюю челюсть, голову прижимает к груди, поднимается на носки и проводит вытяжение шейного отдела позвоночника. Если при этом меняется характер и интенсивность шума в ухе или в голове, болей в области шеи, то это указывает на заинтересованность шейного отдела позвоночника в возникновении симптомов.

Симптом «вожжей». При поражении грудных позвонков длинные мышцы спины ниже уровня поражения напряжены и при наклонах больного напрягаются в виде натянутых вожжей. Обычно обнаруживается при вторичной радикулалгии (туберкулез, метастаз опухоли, реже грыжа Шморля).

Проба Бонне – приведение и ротация внутрь бедра сопровождается болями вследствие натяжения грушевидной мышцы.

Симптом Ласега-Лазаревича. Различают три степени его выраженности.

I степень (слабо выраженный) – боль по ходу дерматома (корешка) появляется при поднятии ноги до угла 60°. Боль интенсивная, имеется умеренное защитное сокращение мышц спины, брюшной стенки, таза;

II степень (умеренно выраженный) – боль появляется при поднятии ноги до угла 45?, возникает резкое защитное сокращение отдельных мышц, умеренная вегетативная реакция;

III степень (резко выраженный) – угол поднятия ноги составляет до 30°, возникает генерализованное защитное сокращение мышц, резкая вегетативная реакция.

Модификация симптома Ласега, которое можно использовать в экспертных случаях: 1) появление боли при опускании ноги с края кушетки в положении больного лежа на животе; 2) исследование симптома Ласега в положении больного стоя; 3) прием Венгерова – сокращение брюшных мышц при исследовании симптома Ласега (необходимо предварительно отвлечь внимание больного).

Симптом «посадки» — сгибание больной ноги или обеих ног при попытке больного сесть в постели с выпрямленными ногами.

Симптом Бехтерева (перекрестный симптом Ласега) – возникновение боли в «больной» ноге при исследовании симптома Ласега на здоровой стороне.

Симптом Васермана – возникновение боли по передней поверхности бедра при подъеме вверх выпрямленной ноги у больного, лежащего на животе.

Симптом Мацкевича – появление боли по передней поверхности бедра при сгибании голени у больного, лежащего на животе.

Симптом «кашлевого толчка» (Дежерина) – появление боли в пояснице при кашле, чихании, натуживании.

Синдром Говерса-Сикара – боль по ходу седалищного нерва при сильном тыльном разгибании стопы.

Симптом Сикара — боль по ходу седалищного нерва при сильном подошвенном сгибании стопы у лежащего больного.

Симптом «звонка» — при надавливании на межостистую связку, остистый отросток или, лучше, на паравертебральные точки – боль отдает в корешковую или склеротомную зону больной ноги.

Амоса симптом – характеризуется своеобразным переходом из положения лежа в положение сидя – пытаясь, сесть, больной помогает себе, упираясь руками в поясничную область. Симптом отмечают при вертеброгенном пояснично-крестцовом болевом синдроме.

Симптом гомолатерального напряжения многораздельной мышцы. В норме она при стоянии на одной ноге расслабляется гомолатерально и резко напрягается на гетеролатеральной стороне. При люмбоишиалгии расслабления мышцы на гомолатеральной стороне нет.

Маршевая проба А. Г. Панова, В. С. Лобзина, Ю. К. Чурилова. В положении стоя больного просят маршировать на месте, пальпируя одновременно поясничные правертебральные мышцы. На гомолатеральной стороне (стороне боли) обнаруживается выраженное напряжение мышц.

Вегетативно-сосудистые расстройства проявляются зябкостью конечностей, выраженным венозным рисунком; понижение температуры обеих или одной стопы, тыла кисти, предплечья. Можно обнаружить снижение пульсации артерий одной или обеих стоп, чаще на стороне более выраженной боли (симптом Вартенберга). Отмечается ассиметрия окраски кожи, стоп, кистей. Так, если конечность бледная и на ощупь холодная, то страдают артериолы; цианотичная, теплая – венулы; цианотичная, холодная – артерии и венулы. Наиболее простой для выявления вегетативно-осудисиых изменеий является проба Боголепова. Больной вытягивает руки вперед. Врач определяет цвет кожи кистей и кровенаполнение. Затем больной поднимает одну руку максимально вверх, а другую опускает вниз. Через 30 секунд больной поднимает руку до исходного положения. У здоровых лиц окраска ногтей становится одинаковой через 30 секунд.

У больных с синдромом раздражения позвоночной артерии бывают ощущения тумана перед глазами, головная боль, паракузии, непереносимость шума и яркого света, головокружение, тошнота, сердцебиение, боль в области сердца (шейная мигрень). О состоянии тонуса внутримозговых сосудов судят по состоянию артерий сетчатки, по возникшим ощущениям при поворотах и наклонах головы и при вытяжении по Берчи.

Обращают также внимание на наличие симптома Бернара-Горнера (сужение зрачка, глазной щели и западание глазного яблока). Изменяется реакция на УФО (меньше на стороне боли), изменяются показатели гальванической пробы, артериального давления, пульса, реовазографии, кимографии.
Трофические изменения проявляются в виде нарушения потоотделения (ангидроза или гипергидроза), шелушения кожи, ее морщинистости, истончения, припухлости.

Пальпируя также ряд вегетативных болевых точек:

  • 1. Точка позвоночной артерии – располагается медиальнее заднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы, ниже затылочных точек на линии, соединяющей вершину сосцевидного отростка и остистый отросток эпистрофея на границе наружной и средней трети.
  • 2. Точки Маркелова-Бирбраира – сонной артерии, верхняя тригеминальная, диафрагмального нерва (над срединой ключицы), надплечья (в средней трети), срединная точка плеча, лучевой артерии, тенара, межреберная, солнечного сплетения (на середине расстояния между пупком и лобком), Лапинского (у внутреннего края подколенной складки), артерий стоп.
  • 3. Верхнего шейного симпатического узла – на уровне С2-С7 позвонков медиальнее надэрбовских точек на передне-боковой поверхности тел.
  • 4. Звездчатого узла – от поперечного отростка С7 позвонка до головки первого ребра.

источник

Adblock
detector